Проектирование мансард, строительство мансарды из сендвич панелей, заказать у Стройинвест

Олег Гаркуша: «Девушки есть всякие и…книжки»

«Аукцыон» приехал в Ростов на поезде – «Долгая дорога бескайфовая» - знаете ли.

Наверное, благодаря  именно этой песне включенной  в саундтрек фильма Серг «Брат-2», группа «Аукцыон» стала более доступной так называемым широким народным массам.

Помните брат брата - Виктор Сухоруков прилетает в Америку…

Кстати, Олег Гаркуша и «Аукцыон» посещали США раз шесть…  Но когда это произошло в первый раз это были отнюдь не гастроли.

Олег Гаркуша: Частным у меня бы первый визит, когда я отправился туда  лечиться от алкоголизма.

Как сказала моя знакомая из группы «Колибри»: «Я ездила туда туристом» - тоже лечилась…но пьет.

Мы с Ленькой ехали на дачу к нему во время путча – на всякий случай решили  свалить и на одном доме была огромная надпись: «Алкоголизм не шутка». Фраза меня зацепила и родилась песня: «Алкоголизм не шутка, прощай, Мишутка».

 

Эту надпись я увидела в 2010 году в одном из ночных клубов Ростова и сфотографировала для вас. - Галина Пилипенко 

Галина Пилипенко: Как спасаться от депрессии, если только не при помощи наркотиков?

О.Г.: Девушки есть всякие…и книжки. Что лучше книги или девушки? Девушки, конечно.

Ольга Полуянова: А если книжки про девушек? И роль девушек в вашей книжке?

О.Г.: Я заметил, что девушек приходится менять каждые 5-6 лет. Такие периоды. Дело в том, что девушки, как правило, хотят замуж. А я не хочу. Я уже замужем был. Я не люблю страшно эти официальные дела.

Мы с женой уже 20 лет живем в разводе – и отлично.

Валерий Посиделов: Вы как-то заметили: «Кайфовая профессия – быть Гаркушей». Сейчас это серьезная работа за деньги или кайф продолжается?

О.Г.: Очень хорошо сказал Гребенщиков: «Как сейчас кайфово! Работа, деньги идут, его любят, он любит».

Не случайно же множество молодых команд рвутся в бой и хотят именно этого, но просто так ничего не бывает. Чтобы прийти к такому результату нужно сильно потрудиться.

В.П.: Когда выйдет новый альбом?

О.Г.: Этого никто не знает. Новый материал записан в студии ленинградского Дома Радио три месяца назад, но он еще не сведен. Альбом выйдет на «Мистерии звука» и гонорар уже роздан! (Смеется – прим. Г.П..) Звук писался живьем – нас просто всех собрали и мы делали два-три дубля, а меня ко всему еще и костюм сценический надеть заставили!

В.П.: Федоров как-то сказал, что в словах смысла нет. Смысл  в звуке, в ритме, в мелодии. Как тексты пишутся сейчас?

О.Г.: Пишет Озерский. Периодами. И соотношение 50 на 50 или 80 на 20. Но я, во-первых, не считаю Озерского ни поэтом, ни даже текстовиком. Я не умаляю его достоинств и ни в коем случае не ревную, но на настоящие стихи сочинить песню сложно.

А тандем Дима Озерский и Леня Федоров очень простой: берется мелодия и на нее надеваются какие-то слова. Так как они считают музыку первичной.

У меня другая история. Если Леня берет мои стихи, то, как правило, они используются целиком. Если он несколько строчек меняет – это еще ничего, но если перекраивает все стихотворение…

«Осколки девичьих сердец хрустят», «Волчица» - от некоторых стихотворений остались только фразы. У нас главный музыкант – Федоров – ему виднее как все делать.

О.П.: Ваше отношение к видеоклипам?

О.Г.: «Аукцыон» - группа некоммерческого образца и мы не снимаем ничего специально для рекламы и промо-акций. Все клипы появились, потому что кто-то захотел снять и кто-то дал деньги. Бондарчук снял клип за день и согласился снимать просто потому что группа ему нравится, а сумма денег для его обычных заработков – совершенно ничтожная.

У нас 14 клипов и все они разные. Снимали и немцы и французы и голландцы и финны. Клипы редко показывают по телевидению, потому что за показы надо платить.

В.П.: У вас своя музыкальная палитра, какую музыку слушаете?

О.Г.: Ой все разное! Барабанщик изначально воспитан на «Лед Зеппелин» и «Дип Пепл», слушаем и Бреговича и Кустурицу, все!

В.П.: По-моему, Федоров как гитарист не любит дистошн?

О.Г.: Если бы вы еще сказали мне что это такое…

В.П.: Такое приспособление для искажения звука.

О.Г.: Не любит? По-моему, он только и делает, что вечно скрипит!

О.П.: Почему «Аукцыон» пишется через «ы»?

О.Г.: Наш барабанщик, когда влился в группу написал на стене одного провинциального туалета «Аукцыон» через «ы». Нам эта грамотная графика понравилась и так осталось.

О.П.: Слово означает, что вы выставляете себя на продажу?

О.Г.: Нет, просто все названия придуманы достаточно случайно: КИНО, АКВАРИУМ.

В 1983 году надо было вступить в рок-клуб, и как-то надо было называться, и наш прежний первый барабанщик открыл справочник и дошел до «аукциона» и сказал: «Во, это то, что надо». А до этого в 78-79 году группа называлась «Фаэтон»

В.П.: Как говорят чукчи: если человек болеет, ему нужно изменить имя, и он выздоровеет.

О.Г.: Да, «Фаэтон» играл смесь рок-н-ролла, харда, панка и т.д. Со сменой названия счастье не пошло: концерт в рок-клубе в 83-ем был провальным – сказалась молодость и неопытность.

А бабахнули мы только в 1985-м….

В.П.: Песни у вас довольно грустные: «падает кран», «воняет костер»…

О.Г.: При этом после концерта люди не выходят в жутком депрессняке  - они все-таки веселые. Обсуждать песни – безнадежное дело, но  наши песни – это смех сквозь слезы. Веселая депрессия я бы сказал.

О.П.: Как ваш клуб?

О.Г.: У меня маниакальная идея создать клуб в Питере. Не ради увековечивания своей славы, хотя называться он будет «Гаркундель» (так меня Федоров назвал), а для того, что бы там играли хорошие молодые группы.

Я уже и фонд зарегистрировал и счет в банке открыл, но задача не деньги зарабатывать, а, прежде всего, музыкантам помогать, потому что им еще труднее, чем нам раньше. У нас не было никаких промоутеров и спонсоров, никакой раскрутки. Мы делали себя сами, чем я очень горжусь, А сейчас гениев и талантов – огромное количество, но талант без денег – ничто, нет никакой возможности себя кому-то показать без денег и способов проникновения в СМИ.

О.П.: По какому принципу вы отбираете талантливых музыкантов,

О. Г.: У меня есть интуиция, вкус и мне приходится много отсматривать для фестиваля, который уже второй год будет проходить.

О.П.: Расскажите подробнее о своей книге. (КСТАТИ, В КНИГЕ, СРЕДИ МНОЖЕСТВА ФОТОГРАФИЙ ЕСТЬ И СНИМОК, СДЕЛАННЫЙ РОСТОВЧАНИНОМ Ким-Ир-Сеном – примечание Галины Пилипенко. Читайте на этом сайте – «Уголовники, соединились с мусорами»)

О.П.: На сегодняшний день  книжка – самый удачный проект в моей жизни Это два тома – «Стихи» и «Мемуары», я писал ее 12 лет.

Мне помог издать ее человек очень благородный  - Валерий Соколов. Человек с трудной судьбой…

Он сейчас создал фонд «Ночлежка» Он помогает бездомным: выпускает газету «На дне» - она имеет сорок аналогов по всему миру и продают ее бомжи и с этого имеют определенные деньги. Вот и в Питере теперь такая газета есть и такие  же люди ее продают, а еще Валера им через какие-то фонды помогает с жильем.

Г.П.: Если бы вы писали рецензию на свою книгу, то, как бы определили ее концепцию?

О.Г.: Как я могу ее оценивать? Мне она нравится от начала до конца – если сравнивать, то я ее могу сравнить со своим ребенком. Когда я увидел сигнальный экземпляр – слезы сами из глаз потекли. Она красивая, толстая, тяжелая.

Вот как ее «отрецензировал» мой друг Аликан – джазовый обозреватель: когда ему привезли книгу (он сейчас в Лондоне живет) он не открывая, разу же поставил ее в шкафчик с раритетами известных музыкантов и сказал: «Пусть там стоит, как в музее, даже и читать не надо».

Г.П.: А что сказал ваш ребенок?

О.Г.: Что сын, что жена – они совершенно спокойно к этому относятся, ну книжка и книжка, ну вышла и вышла.

Г.П.: Когда пришло решение писать мемуары? Когда стало понятно, что близкие уходят? Или…

О.Г.: История с мемуарами очень проста – в 90-91 году Александр Житинский попросил Гребня, Цоя и меня  написать о себе. Я, как порядочный человек, стал писать. Но  его издательство накрылось и он не смог выпустить, но я втянулся и так как уже что-то написал, то стал спонтанно делать это дальше.

Мои коллеги в течение 12 лет язвили по поводу моей литературной деятельности. Я одному сказал: «А хочешь, я напишу про ЭТО?»

И он сразу замолчал и рот закрыл. Существуют вещи, которые выносить на свет некрасиво и их – безумное количество. У меня есть в голове проект написать эти циничные, но достоверные истории, только с измененными именами. Рассказики такие с героем Сидоровым, например. Но о том, что этот Сидоров – наш барабанщик (к примеру), об этом будут знать только я и наш барабанщик.

Г.П.: А какой истории стыдитесь лично вы?

О.Г.: Ну, например, в одном городе я напИсал на одну девушку. Она была счастлива, даже не ругалась. Смеялась даже -  мы были пьяными. Все истории, которых потом стыдишься происходят под пьянкой.

В.П.: Кто-то из музыкантов, покинувших «Аукцыон», создал достойные проекты?

О.Г.: Никто – начиная с Рогожина, он - заслуженный артист российской эстрады, снимается в бандитских сериалах.

Володя Веселкин поет по клубам в Москве и … не очень удачно. Он связан с…определенными течениями…за что его регулярно избивают и подстригают на лысо.

Кирилл Миллер по-прежнему устраивает акции, девушек боди-артом разрисовывает Гитарист Дима Матковский уехал в Канаду, а остальных я уже забыл

Г.П.: Для вас, как и раньше «Деньги – это бумага»?

О.Г.: Ну уже не почти тоже самое. Бывает так, что их вовсе нет, но я особо не переживаю: через некоторое время они все равно каким-то образом сами собой появляются.

Было бы их невероятно много, я бы открыл-таки этот центр.

А во-вторых, сделал бы так, чтобы семья моя поездила по миру – они нигде не бывали еще, только я езжу, а пока денег хватает только на быт, улучшение жилищных условий и все такое. А сыну 14 с половиной лет и он начинает «гнать», потому что все его друзья уже поездили по свету.

В-третьих, если денег будет совсем много, можно поделиться с теми, кому их не хватает.

Г.П.: Кроме «Брата-2» с вашей песней в последнее время другие контакты с кино были?

О.Г.: В свое время нас достаточно много снимали: «Взломщик» в 87 году, «Пленники удачи» или другое название картины – «Троянский конь дыбом», эпизодическая роль у меня в картине «Хрусталев, машину» и главная роль – Ходасевича. Я тогда выпивал, но в кадре все было нормально.

Вообще профессионализм многих артистов поражает: заметно, что выпивши, а в кадре работает – не видно. Профессионализм не пропьешь!

Г.П.: Перед кем шляпу снимаете?

О.Г.: Перед Юрием Богатыревым, например. Мы вместе снимались, он от алкоголя и умер. Он сгруппировался…и все…

А вообще же, чтобы чего-то достичь, нужно трудиться, трудиться без понтов и играть даже в пустом зале.

Г.П. Ваше отношение к тому, что за вашим городом закрепилось словосочетание «Бандитский Петербург»?

О.Г.: А  где этого нет?

Я не знаю, меня никто не трогает.

В.П.: Вы в «Сайгоне» свой пиджак легендарный вывешивали на продажу…

О.Г.: Я был директором клуба и повесил его для привлечения людей, если бы продался – было бы неплохо, но…не купили. Теперь он дома валяется, я в нем не работаю, он тяжелый и вонючий.

В.П.: А медали пересадили?

О.Г.: Нет. На новом пиджачке одна брошечка, но не бриллиантовая.

Олега Гаркушу расспрашивали Галина Пилипенко, Ольга Полуянова, Валерий Посиделов.

НА фото Гаркундель, конвоируемый Ольгой Полуяновой и Галиной Пилипенко (фото появится позже)

Год не установила ещё.



0 комментариев

Оставить комментарий

Комментировать при помощи:


Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.